Евангелие от Иоанна  зачало 40.

Во время оно, собрашася архиерее и фарисее на Иисуса и глаголаху: что сотворим? Яко Человек Сей многа знамения творит? Аще оставим Его тако, вси уверуют в Него, и приидут Римляне и возмут место и язык наш. Един же некто от них Каиафа, архиерей сый лету тому, рече им: вы не весте ничесоже, ни помышляете, яко уне есть нам, да един человек умрет за люди, а не весь язык погибнет. Сего же о себе не рече, но архиерей сый лету тому, прорече, яко хотяше Иисус умрети за люди, и не токмо за люди, но да и чада Божия расточеная соберет во едино. От того убо дне совещаша, да убиют Его. Иисус же ктому не яве хождаше во Иудеех, но иде оттуду во страну близ пустыни, во Ефрем нарицаемый град, и ту хождаше со ученики Своими. Бе же близ Пасха Иудейска, и взыдоша мнози во Иерусалим от стран прежде Пасхи, да очистятся. Искаху убо Иисуса и глаголаху к себе, в церкви стояще: что мнится вам, яко не имать ли приити в праздник? Даша же архиерее и фарисее заповедь, да аще кто ощутит Его, где будет, повесть, яко да имут Его.

Ин 11:47–57